Среда, 12.12.2018, 23:06
| RSS

Каталог материалов

Главная » Статьи » Книги и рассказы » Волшебный Маяк

Глава 7. Маяк

Белым медведям хотелось продолжить осмотр территории вокруг отеля, и ребята отпустили их. Мама увязалась за медведями, сказав, что те страшно прикольные, и что ей хочется поболтать с ними еще, так что Саша, Артём и Димон, остались на пляже одни.

Они немного поговорили о сущетсвах. Артём надеялся, что если в отеле будут люди, а вокруг много медведей, то, может быть, треллобиты побоятся приближаться, и станут ждать следующей ночи и следующего удобного случая.

Это всех немного успокоило, они стали болтать более непринужденно. Димон даже с юмором вспомнил некоторые моменты из вчерашнего дня.

Так, весело разговаривая, они шли обратно к отелю.

– А вы хотите побывать у маяка? – неожиданно, спросил Артём.

Саша неуверенно проговорила:

– А это можно? В смысле к нему пускают?

– Конечно.

– А это не опасно?

– Днем нет. Тем более мы можем поехать туда не одни.

– Поехать? – удивился Димон.

– Да, на машине, у меня в городе много знакомых, я попрошу кого-нибудь.

– Так ведь здесь не далеко, – продолжал удивляться Димон.

Артём засмеялся:

– Это по прямой не далеко, а ты поднимись на скалу и взгляни, как выглядит та часть острова, там холмы, скалы и лес. Дорога к маяку всячески извивается.

– Да ты нас разыгрываешь. До него метров триста по прямой. Как бы дорога там не вихляла…

Артём прервал его, наклонившись и проговорив тише:

– Я тебе серьезно говорю, если ты пойдешь туда один, не зная пути, ты никогда не дойдешь до него. Этот маяк необычный.

– О да, у вас тут все необычное, – хмыкнул Димон.

– Та часть острова… Туда даже местные не очень то любят ходить. Ты же слышал, остров – перекресток миров. И в той части, те самые миры сильно находят друг на друга и пересекают эту реальность то тут, то там. Ты можешь пойти на запад, и через секунду обнаружить, что уже идешь на восток. Ты можешь сделать один шаг, и оказаться у вон той горы, что стоит на западном краю, а потом завернуть за какой-то куст, и очутишься близ отеля. Добраться до маяка и не заплутать можно только по дороге, и путь по ней куда длиннее, чем кажется. На машине нам надо будет ехать не меньше получаса.

– Сума сойти, – ахнула Саша.

– Давайте съездим. Я еще вчера хотел предложить вам сходить туда, но вы дернули на свидание, – сказал Димон.

Саша почувствовала, что покраснела, Артём тоже. Как этот Димон умудрялся быть таким? Вот он разговаривает с тобой, и вроде кажется нормальным парнем, и вдруг, становится просто несносным!

– Ладно-ладно, не смотрите на меня так. Я просто хотел сказать, что давно мечтаю сфотографировать эту штуку.

– А я хочу нарисовать вблизи, – подхватила Саша.

– Постойте, – остановил их Артём, – Вы ведь слышали сегодня, к чему ведет проявление вашего творчества. Треллобиты…

– Нет, я хочу рисовать, и не хочу прекращать этого из-за каких-то маленьких злых существ, – сказала вдруг Саша. – Я люблю рисовать, и хочу это делать, где угодно. Это не правильно, когда человек не может рисовать, когда ему хочется.

– Она права, – подхватил Димон. – Пофиг на гремлинов. Она художница, я фотограф, мы не можем измениться, и не делать того, что для нас как дышать.

– В общем-то, чего теперь боятся, когда они все равно уже начали охоту, – признал Артём. – Тогда постойте здесь, а я сбегаю в город и поищу нам транспорт.

– А ты не можешь позвонить? – удивился Димон.

– У меня нет сотового телефона, – пожал плечами Артём, улыбнувшись.

– У тебя нет сотового телефона? – выпучил глаза Димон. – Да ты что? Разве есть на нашей планете такие люди?

– Как видишь, один из них перед тобой, – развел руками Артём, продолжая улыбаться.

Он сказал, что быстро вернется и убежал по дороге в городок.

Саша пошла в отель, чтобы сказать папе, что хочет поехать к маяку, Димон тоже не стал оставаться снаружи, а отправился к себе в номер, за фотоаппаратом.

Узнав, о поездке, папа вызвался сопровождать их, потому что дело организации интернета в отеле, над которым папа опять начал биться с утра, не желало хоть как-то продвигаться. Саша не была против, ей с папой как-то спокойнее.

– Саша, ты не знаешь, что делает твоя мама в обществе трех белых медведей у скал за отелем? – спросил папа, когда они вышли ждать Артёма на улице. – Я видел ее из окна

– Э-э, она общается папа, не обращай внимания.

– Саша, я всерьез беспокоюсь за психическое здоровье твоей матери. Надо срочно раздобыть ей несколько аниме!

– Не преувеличивай, папа. С мамой все нормально… Ну насколько с ней вообще может быть все нормально.

Папа, тем не менее, обеспокоено наклонился к ней и прошептал, как будто боясь, что их кто-нибудь услышит:

– Саша, у тебя же было в ноутбуке какие-то аниме-мультики? Дочка, дай их посмотреть маме, я тебя очень прошу!

– Она не смотрит такие аниме, какие я смотрю.

– А они, что ли, разные бывают? – не понял папа.

– Ты что, папа, издеваешься? Конечно, кучи разных жанров. Мама смотрит девчачьи аниме, про любовь, где мистика, вампиры… но в основном про любовь. А я смотрю умное аниме, папа.

– А… Послушай, Саша, а эти медведи ведь точно не разговаривают?

– Нет, нисколько.

– А то, вы так долго стояли сегодня с ними на пляже, и мне показалось… Ох, у нас т у всех крыша едет потихоньку. Куда я попал? Дочь рассказывает о гремлинах, жена с белыми медведями разговаривает.

Артём вернулся довольно быстро, как и обещал.

Он приветливо помахал им из маленького открытого джипа, в каких обычно ездят по африканской саванне или на сафари. Конечно странно ездить в открытой машине при довольно прохладном июне, но было бы интересно. За дорожной пылью, покрывавшей корпус, угадывалось, что джип темно-бордового цвета. За его рулем сидел хмурый мужчина азиатской внешности, сильно загорелый.

Уже когда все сели в джип, папа на переднем сидении, а они с Артёмом и Димоном на заднем, Саша раскрыла таинственную книгу, которую взяла в дорогу, и проговорила:

– А ведь в этой Истории Берегового Луча написано и про говорящих животных, тоже. – Она не боялась говорить достаточно громко, потому что папа начал весело болтать с водителем, хотя, как казалось, скорее можно разговорить камень, чем его, но азиат вполне охотно отвечал, к тому же сильно шумел ветер. Саша продолжила: – Удивительно, как я пропустила столько намеков. А здесь все было написано, и про оживающие образы, и про другие миры, и про животных.

– Ты думала это просто сказка, – пожал плечами Артём.

– А здесь есть еще животные?

– Говорящих нет, а вот необычных, сотворенных воображением сколько угодно. Надо просто отдалиться чуть подальше от городка, и тогда их можно будет увидеть.

– А что значит, сотворенных воображением? Их что, выдумали? Кто?

– В книге написано, – улыбнулся Артём, – основатели Берегового Луча. Потап и Алексей Минины.

– Офигеть, что за бредятина? – хмыкнул Димон.

Он слушал их вполуха, фотографируя на ходу дома, мимо которых они проезжали. Джип как раз выезжал на дорогу, которая огибала скалу, где стоял отель.

– Ты только что видел говорящих белых медведей, они довольно реальны, не правда ли? – сказала ему Саша и продолжила: – И, получается, медведи появились так же? Они были воплощены воображением братьев?

– Да, – кивнул Артём. – Многие животные острова появились случайно, другие были созданы братьями из баловства или любопытства, но белые медведи это особенный случай. Их они придумывали долго и сообща. Ведь разумный зверь, это нечто очень сложное. Это вам не бабочку придумать.

– Удивительно, и им удалось? Этот остров и правда воплощает все на свете, что не придумаешь?

– Я не очень хорошо знаю, как это все работает, Саша, прости. Здесь уже двести лет никто ничего не придумывает, но судя по тому, что рассказывал Кузьмич, именно так.

– А почему братья придумывали животных, а не что-то еще?

– Они были мечтателями, им нравилось придумывать необычных животных и населять этот остров ими.

– Повезло, что с ними не было мамы Саши, а то здесь бы шныряли вампиры, зомби, и девчонки в японской школьной форме с голубыми глазами диаметром пять сантиметров, – пошутил Димон.

– Слушай ты, почему ты иногда бываешь таким противным? – разозлилась Саша.

– Какой уж есть. Не капай на мозги, девчушка, я не твой бойфренд.

Саше очень хотелось выкинуть Димона из машины, и она пожалела, что рассказывала ему о маме, но заставила себя успокоиться.

– Значит, когда здесь жили братья, на этом острове можно было мечтать? А треллобиты? – спросила она.

– Треллобиты – это тайна, – вздохнул Артём. – Даже Кузьмич по-моему, не знает точно, что там было, двести лет назад. И в книге, про них ни слова, кстати. Известно только, что появлялись здесь всегда, всегда были хранителями острова. Почему они не пытались забрать братьев-основателей, никто точно не знает. Может быть потому, что те не являлись детьми, или еще что. Братья Минины, были уникальными людьми. Их воображение не знало границ. Они умели мечтать, как дети. Ни один взрослый человек, при всей волшебности острова, не сможет вообразить что-то так сильно и ярко, чтобы остров воплотил это. Только у детей получалось.

– Даже оскорбительно слышать. Я что, ребенок, что ли? Мне шестнадцать лет! – вставил Димон.

– Ну, магия острова на тебя действует, так что делай выводы, – едко заметила Саша.

Джип выехал на изгибающуюся асфальтированную дорогу, ведущую к маяку. Тучи вверху набухали фиолетовым цветом, как будто собирались разразиться дождем. Слева проплывала скала, на боку которой примостился отель, но отсюда его не было видно, а слева стояли прямые красивые ели. Димон лениво ловил их объективом фотоаппарата.

– А кто на самом деле консьерж? – спросила Саша.

– Сверчок? – Артём засмеялся: – Сверчок, это Сверчок, он действительно консьерж, вернее хозяин отеля.

– А откуда у него тогда этот перстень?

– Сверчок один из таких жителей Берегового Луча, кто знает многие тайны острова, и имеет кое-какие свои секреты. У него контакты с торговцами из других миров, он ведет с ними дела. Продает им здешние диковинки, а они ему свои. Кольцо – это мощное оружие, оно может воздействовать на объекты, на умы, страшная вещь. У него много всяких штук не отсюда, и кольцо - это не самое удивительное. Треллобиты его боятся, и никогда не залазят в его отель, почему я и считал это место безопасным.

– Ты был удивлен, что он спас нас, он мог этого не делать?

– Сверчок сам по себе. Он никому не помогает и ему нет дела, до того чем здесь занимаются треллобиты. Наверное, ему просто не понравилось, что его постояльцам пытаются причинить вред, да еще и прямо в отеле.

– Значит, он постарается защитить свой отель и нас сегодня ночью или завтра, если треллобиты придут?

– Я бы не стал на это сильно рассчитывать, – проговорил Артём. – Сверчок это Сверчок. К постояльцам он относится серьезно, ведь отель это его дело, оно приносит ему доход, а к своим делам он всегда серьезен, но мало ли, что он решит, если поймет, что ему не совладать с ночными существами.

Дорога извивалась. Пейзаж вокруг странным образом смешивался и изменялся. То западная гора была справа, то вдруг она уже слева, как будто на очередном повороте машина развернулась совсем и поехала в обратном направлении. Маяк, возвышающийся над елями, тоже смещался в самых неожиданных направлениях, становясь то больше, то меньше, а иногда и вовсе пропадая с горизонта.

Папа от всего этого уже начинал беспокоиться и постоянно крутил головой, засыпая водителя вопросами, тот бубнил в ответ что-то. Интересно, что папа скажет, когда поймет, что они ехали до маяка целых полчаса?

Саша рассеяно листала Историю Берегового Луча. Она прочитала уже почти половину.

С открытием золотой шахты на острове стало появляться все больше людей, город рос и развивался. Но волшебным зверям становилось негде жить, а гости из другого мира начали бояться такого людного места. 

А Братья все больше ссорились.

Алексей хотел закрыть шахту, чтобы все было как раньше, а Потап же совсем этого не хотел. Он занимался всеми делами, и почуял в себе дар предпринимателя. Он построил себе большой дом на северном берегу острова, и жил как самый зажиточный купец. Ему не хотелось возвращаться к прежним временам.

Алексей все чаще стал уходить в мир королевы.

– А королева тоже существует, Артём? – спросила Саша.

Артём вздохнул:

– Да, она существовала. Жила в другом мире, и они с Алексеем Мининым часто виделись. Это все правда. Что в этом удивительного, если здесь место пересечения миров? Зная проходы, можно отправиться туда, и  также, кто-нибудь может прийти оттуда.

– Откуда это ты все знаешь, я вот что понять не могу, – подал голос Димон. – Ты рассказываешь такие вещи, про которые постоянно упоминаешь, что даже местные жители о них не знают, кроме какой-то группы посвященных. А ты ребенок, который всего-то приезжает сюда на лето, как ты оказался в курсе всех тайн?

Сашу тоже это давно интересовало, но ей немного неловко было спрашивать, она взглянула на Артёма, ожидая, что он ответит.

Парень, как-то смутился, и было видно, что первые мгновения он не знал, что сказать, а потом немного собрался с мыслями и проговорил:

– Со мной тут кое-что случилось, я не хочу об этом говорить. Просто я все это знаю. Я давно сюда езжу, и давно знаю Кузьмича и Сверчка. Много чего я узнал от них.

– Что-то ты темнишь, друг, – хмыкнул Димон. – Знаешь, Саша, он, наверное, на самом деле местный. Живет в городе всю жизнь, а вовсе не приезжает. А сказал, что он тоже приезжий, только за тем, что бы подружится с тобой.

Артём отчего-то покраснел, и отвел глаза.

Саша проговорила:

– Ну и что, даже если так. Что с того? Для меня это не имеет какого-то особенного значения. Здесь хороший город. Какая вообще разница? Отстань от него, Дима.

– Я уже стар и мудр, мелкота, я насквозь вижу такие уловки, вот и раскусил его запросто, – сообщил Димон, весьма довольный собой.

– Ты не прав, – сказал вдруг Артём. – Я не живу в этом городе, а бываю тут только летом, я говорил правду.

– О, да, сейчас он будет отпираться. Да ладно тебе, паренек, все свои. Твоя подружка уже сказала, что деревенское происхождение ее не волнует, так что чего отпираться-то?

– Хватит, Дима! – воскликнула Саша. – Вчера ты мне показался еще ничего, но сейчас я уже так не думаю.

– Ты обманулась, мелкая, я совершенно нехороший тип, – сообщил Димон и довольно заулыбался.

Саша не стала отвечать, демонстративно открыв книгу, и последние несколько минут поездки просто читала.

Но вот машина проехала очередной непонятный серпантин, и дорога, наконец, вывела к берегу. Морская вода накатывала на крупную гальку, вокруг росли высокие ели. Белый маяк высился на каменистом выступе, выдающемся в море.

Джип остановился, и все пассажиры стали потихоньку выбираться из него. Папа, конечно, был удивлен, что ехали так долго. Скала, на обратной стороне которой скрывался отель, находилась не так далеко. Но водитель просто красноречиво провел в воздухе пальцем сложную змейкообразную траекторию со многими петлями, папе осталось только чесать затылок и принять все это как факт.

Водитель остался у машины, а они пошли к маяку.

Асфальтированная дорога упиралась прямо в маяк и окружала его ровным кружком. Красивая оградка из кремового камня с толстыми столбиками, очерчивала край этого кружка. Здесь также высились фонари. Место и сам маяк не выглядели заброшенными, а наоборот тщательно ухоженными.

– Здесь кто-то живет? Следит за всем этим? – спросила Саша.

– Нет, здесь никто не живет, но за местом присматривают. Это как –никак главная достопримечательность городка. По сути, город назван Береговой Луч в честь этого маяка. Ну я не буду рассказывать всю историю, в книге написано.

Белая башня была совсем гладкой. В маленьких окошечках ничего нельзя было разглядеть. Стеклянная кабина наверху манила.

– Его когда-нибудь включают? – спросила Саша.

– Нет, он не работает, – сказал Артём.

– Странно, мне показалось… Я так хорошо могу представить, как его золотой луч освещает все вокруг.

Димон начал фотографировать почти сразу, еще из машины, и сделал пару общих кадров с того места, где остановился джип, а потом стал кружить выбирая ракурсы. Но Саша достала блокнот лишь тогда, когда походила вокруг маяка, погладила белый шершавый бок, и подышала морским воздухом, полностью проникаясь местом. И, поймав волну вдохновения, она стала быстро набрасывать разные эскизы.

Папа, заскучав, давно отошел от них с Артёмом, и стал стоять рядом с водителем, продолжая пытаться его разговорить. Было интересно, где Артём раздобыл этого типа.

Вернулся Димон, он сфотографировал много общих планов и решившил перейти к деталям. А интересных деталей хватало. Симпатичная дверца со стеклянными оконцами, травинки, выбивающиеся из под ободка фундамента, окошки, выступающие на белых боках, и оградка. Саша и сама намеревалась все это зарисовать.

Надоев щелкать кнопкой, Димон подошел к ней и заглянул, что она рисует.

– Боже мой, к чему эти каракули? Я видел, что у тебя есть ноутбук с программами и графическим планшетом. Так что же ты, не рисуешь на компе? – начал интересоваться Димон.

– Рисую, но я же не потащу это все сюда. Я сделаю эскиз, запомню, как это все выглядело и нарисую потом на компьютере в цвете.

– Как все сложно, мелкота, тебе нужен эскиз лишь за тем, чтобы запомнить картинку? Не проще ли сфотографировать? Это ведь куда точнее будет.

– Нет, ты ничего не понимаешь. Мне не важна точность, мне нужно уловить настроение. Я фиксирую на бумаге не то, как это выглядит в точности, а само настроение.

– О… вон как. Но как ты зафиксируешь краски, цвет облаков, игру бликов на воде и оттенки теней на белой штукатурке?

– Я просто это запомню, и нарисую потом в цвете.

– Но память не совершенна, – гнул свою линию Димон. Ты же никогда не запомнишь столько всего, что способна зафиксировать матрица фотоаппарата. Фотография ловит мгновение жизни и передает его во всех красках.

– А я передаю настроение целого часа.

Так они неспешно спорили довольно долго, на ходу рисуя и фотографируя. Саша даже забыла, что еще в машине вознамерилась, не разговаривать с этим типом, а сейчас и не заметила, как столько времени увлеченно рассказывала ему о жизни в линиях и мазках, не без любопытства выслушивая его доводы, о мгновениях красоты, которые никогда не поймает глаз.

Артём не мешал им, стоя в сторонке. Кажется, он не очень понимал тему разговора. Саша вспомнила, что он говорил о себе, у него совсем нет воображения. Скорее всего, ему не очень понятен такой творческий спор. Ей стало жаль друга, и она заговорила:

– А маяк когда-нибудь горел? Он показывал путь кораблям?

Артём заметно оживился, и сказал:

– Да, когда-то он горел. Это было до того как над городом навис рок, превративший его в сонное угасающее место. Но маяк не совсем показывает путь кораблям. Вернее, он показывает путь не только кораблям. На самом деле, есть легенда, что он открывает путь в другие миры.

Саша посмотрела на стеклянную верхушку, туда, где должен быть яркий фонарь. Ей так хотелось, чтобы он загорел вновь.

Вдруг она что-то почувствовала. Как тогда на пароме, какое-то притяжение, связь с маяком. Она его ощутила.

Саша дотронулась до маяка, и Артём с Димоном охнули. Она знала почему, потому что этот же свет зажегся в ее душе. Да, маяк вспыхнул, озарив все вокруг золотым светом. Луч пробежал по елям, и сверкнул отблесками в море. 

Она заметила, и почувствовала, что это свечение слишком рассеянное, и мерцающее, как будто что-то с линзой в фонаре. Маяк и правда был сломан.

– Осторожно, – выдохнул Артём, схватив Сашу за руку.

Свет тут же погас.

Они все покосились на водителя и папу, стоявших у машины. Те просто крутили головами. Кажется, они не смотрели на маяк в ту секунду, когда он зажегся, и теперь не могли понять, что за зарево вспыхнуло на мгновение и исчезло.

– Саша, не надо здесь. Они могут появиться и днем. В лесу много тени, – прошептал Артём.

– Это было не как оживший образ воображения, это было как-то по-другому. Я словно почувствовала этот маяк, и он включился, – пробормотала Саша, глядя ошеломленно на свою руку. – Вдруг она спросила, обернувшись: – А те дети, которых забрали треллобиты, они ведь спят там, в этих холодных прудах до сих пор? Они не умирают?

– Нет, не умирают, и не умрут. Они будут спать вечно, пока их не разбудят, – проговорил Артём тихо.

– Но ведь это так ужасно, – прошептала Саша. – Артём, но ведь я смогла остановить треллобитов, напугала их. Использовав, свое воображение, я придумала оленей-защитников, они появились, и напугали этих маленьких монстров.

Артём смотрел на нее с недоверием:

– Я никогда не слышал, чтобы кто-то такое проделывал. Но тебе же не удалось их распугать окончательно. Сверчок говорил, что вас обступили, и если бы не он, вас бы все равно схватили.

– Просто я растерялась. Не смогла повторить. Но теперь, зная, что это работает, я бы чувствовала себя уверенней. Ведь можно вообразить что-то мощное. Я не знаю, ураган, который унесет их, огромных тигров, которые смогут распугать целую толпу.

Артём продолжал рассматривать ее растерянно.

– Здесь оживают воображаемые вещи, но чтобы так вот применить это против треллобитов… я даже не знаю. Понимаешь, на острове уже двести лет нет фантазеров, всех забрали еще в маленьком возрасте. Никто и не знал, что можно распугать треллобитов силой воображения.

– Значит, мы будем первые, – сказала Саша, улыбнувшись.

 

 

к списку глав>>

Категория: Волшебный Маяк | Добавил: ilterriorm (13.10.2018)
Просмотров: 279 | Теги: Сказка, фантастика, Приключения, волшебный маяк | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Купить мои изображения


Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0