Среда, 12.12.2018, 22:59
| RSS

Каталог материалов

Главная » Статьи » Книги и рассказы » Волшебный Маяк

Глава 6. Тайна о проклятье острова

 

Савелий Сергеевич сдержал обещание, ночь они провели в соседнем номере с целыми окнами и мебелью. Спали относительно спокойно, если не считать того, что Саша смогла заснуть только под утро, взбудораженная событиями вечера, да и то сказался молодой растущий организм, а вот папа похоже так и проворочался всю ночь. Лучше всех спала мама. Вот уж кто заснул счастливым безмятежным сном, только коснувшись подушки. Маму не беспокоили, ни говорящие медведи, ни гремлины, это все было не тем, что способно надолго выбить ее из колеи.

Саша проснулась от того, что из гостиной доносились какие-то голоса. Прислушавшись, она поняла, что голоса знакомы. Один из них – это папа, а второй… Артём!

Она вскочила с кровати, и чуть не выскочила из спальни, вовремя сообразив, что надо бы одеться. Когда она натянула джинсы и футболку, она тут же выбежала в гостиную.

У двери номера стояли папа и Артём, они разговаривали.

– Я не знаю, тайфуны здесь, наверное, случаются. Но я ничего подобного не видел, за все время, что бываю в Береговом Луче, – говорил Артём рассеяно.

– А где были твои родители всю ночь? – спросил папа.

– Им позвонил консьерж, рассказал, что случилось, и они решили переночевать у друзей, а с утра снова отправились на работу. Скажите, она в порядке? С ней ничего не случилось?

Тут он сам заметил, что Саша идет к ним.

– Привет, – поздоровалась она.

– Привет… Ты как? – спросил парень.

– Нормально, просто перепугалась немного. Артём, здесь были мохнатые серые существа с копьями.

Артём вздрогнул, покосился с опаской на папу и пробормотал:

– Какие существа?

– А папа все равно в них не верит, так что можешь говорить, – успокоила его Саша.

– А как я могу верить в мохнатых существ с копьями, Саша? – возмутился папа. Ты мне покажи хоть одного, я тогда поверю. Нет, все может быть, мало ли… Но куда они подевались без всякого следа?

Саша нагнулась и подняла маленькое копье, которое, видимо, закатилось сюда из коридора, и показала папе:

– А это вот что такое, по-твоему, не следы?

– Это игрушечное копье. Откуда я знаю, как эти штуковины сюда вчера попали? Может, где-то в отеле имелся ящик с игрушками, который опрокинулся, или их принесло тайфуном.

Теперь уже возмутилась Саша:

– Почему люди пытаются все объяснить себе согласно привитым однажды представлениям, и притягивают за уши самые нелепые теории, не желая верить очевидным фактам! Даже отрицая то, что видят собственными глазами!

– Ну… так уж мы устроены, Саша, – улыбнулся папа и развел руками.

– Папа, ты разве не чувствуешь, что вот эта придумка консьержа про тайфун была ну настолько притянута за уши, что даже смешно. Он ее на ходу выдумал, чтобы хоть как-то объяснить то, что вы увидели! Здесь были маленькие серые существа, а консьерж какой-то колдун. У него есть перстень, сияющий синим светом, он с помощью него распугал этих гремлинов!

– О, да-да, Сашенька, вот уж это звучит и вовсе убедительно, – засмеялся папа. – Это что? Какое-то новое дополнение к истории? Вчера ты про это не упоминала. Консьерж колдун с волшебным перстнем. Расскажи это маме, ей понравится.

Их спор нарушил Артём, пораженно прошептав:

– Сверчок применил перстень прямо у вас на глазах?

– Это у вас ролевая игра, что ли, такая? Про гремлинов и перстни? – осведомился папа. – Какие дети все выдумщики, просто удивительно! Ладно, я вас, пожалуй, покину, играйте без меня, мне еще жену в чувство приводить, которая видит говорящих белых медведей. Она явно вчера перебрала.

– С ней разговаривали белые медведи? – опять поразился Артём. – О чем?

Папа уставился на него недоуменно:

– Я думал ты единственный нормальный ребенок на этом острове, и ты туда же. Ты что хочешь сказать, что медведи здесь умеют разговаривать?

Артём усиленно замотал головой и сказал, что конечно нет, это он так пытался пошутить.

– Вот и я не знаю, о чем могла вести беседы моя жена с каким-то привидевшимся ей белым медведем. Если пойдете гулять, Саша, одень куртку там опять прохладно, – с этими словами папа ушел.

– Да-да, пойдем, погуляем, нам определенно надо поговорить, – сказала Саша Артёму, одевая куртку и кроссовки.

В коридоре и вестибюле все было идеально чисто и пропылесосено. Просто поразительно, когда консьерж в одиночку успел все это проделать, да еще так бесшумно. Ведь ночью ничего такого не было слышно. Он точно применил магию!

По дороге Саша решила спросить:

– Слушай, а что правда здесь медведи разговаривают?

– Э-э... нет.

Саша испытующе на него посмотрела:

– Да ладно тебе, ты же опять пытаешься скрыть.

– Извини, я не пытался скрыть от тебя возможные опасности, я предупреждал, просто сама понимаешь, не мог же я взять и рассказать все, как есть, ты бы просто не поверила. А медведи… Саша, не все тайны на этом острове меня касаются. Но я могу сказать, что никогда не видел, чтобы они разговаривали с горожанами или приезжими.

Как-то уклончиво, подумала Саша. Она так и не поняла, разговаривают они или нет. Но белые медведи, умеющие разговаривать? Если все, что было вчера, еще как-то можно объяснить чем-нибудь: ну да, живут здесь такие серые существа чувствительные к мозговым волнам, завелись какой-нибудь миллион лет назад, обрели разум, жили потихоньку незаметно, то объяснить говорящих животных как-то совсем сложно. Может быть, они просто очень умные и маме просто показалось, глядя в их умные глаза, что они непременно должны разговаривать?

А не пытается ли она сейчас делать тоже самое, за что только что ругала папу? Цепляется за привычнее представления и притягивает за уши логические объяснения? Но разговаривающие медведи? Как они могут разговаривать, у них ведь даже рот не приспособлен.

Саша покачала головой, решив сначала посмотреть на этих медведей сама, а потом уже делать выводы.

Они с Артёмом вышли из отеля и пришли на пляж, так им полюбившиеся.

Когда Артём почувствовал, что их не подслушают посторонние уши, он сразу расслабился, и в тоже время, позволил проявится сильному беспокойству:

– Так, как ты? Они точно вас не ранили, и не перепугали до смерти?

– Перепугали сильно, по крайней мере меня, но как видишь не до смерти, – улыбнулась Саша.

– Я не понимаю, почему они на вас напали, да еще в таком количестве и с такой агрессией. Они никогда так раньше не делали, и обычно равнодушны к приезжим. И отель место для них почти запретное. Сверчок рассказал, что помог вам, но и он обратил внимание, что вам, по всей видимости, удалось отбиваться от них довольно долго. Как? Как вам это удалось? Если они решили кого-то забрать, они забирают. Они обладают большой силой, несмотря на маленький рост.

– Я использовала воображение, как оружие, – сказала Саша.

Артём удивленно взглянул на нее.

– Да, я кое-что поняла вчера сама. Они забирают детей с сильным воображением, да? Потому что, воображение на этом острове вступает в какое-то взаимодействие с реальностью, какое-то очень сильное взаимодействие, и начинает менять ее. А им это не нравится, они это чувствуют и приходят, чтобы схватить того, кто это делает. Так?

Артём был поражен.

– И ты просто догадалась об этом?

Саша виновато пожала плечами:

– Я вчера немного подслушала вас со старичком. И еще мне помогла книга. В общем, я просто сопоставила разные обрывки и недомолвки воедино и поняла, что происходит.

– Ты очень необычна, – выдохнул Артём.

– Таких комплиментов мне, по-моему, еще не делали, – улыбнулась Саша.

– Мы называем этих существ треллобиты, – начал рассказывать Артём помрачнев. – Они существуют столько же, сколько существует этот остров. Они его своеобразные хранители. Этот остров необычное место. Посмотри на это небо.

Саша подняла глаза. Да, там опять собирались эти огромные тучи, и казалось, что небо глубокое, как бездна моря.

– Ты когда-нибудь думала о том, что нигде в этом мире нет такого неба? – продолжил Артём.

Саша удивленно посмотрела на него:

– Да, я постоянно об этом думаю.

Артём кивнул, и проговорил:

– То что мы видим сейчас там, в вышине, и правда небо не принадлежащее этому миру. Сквозь эти небеса проступает совсем иной мир. Здесь особенное место планеты, где стенки между мирами истончились. Этот остров перекресток нескольких миров.

– Я ведь читала об этом в книге! – воскликнула Саша удивленно. – Там говорилось, что братьев посещали гости из других миров. Так это тоже правда?

– Да, – кивнул Артём, гости здесь бывают, – он отчего-то грустно вздохнул. – Хотя не так часто, как раньше.

– И ты видел сам кого-то из них? Общался с ними?

– Да.

Саша была удивлена.

– А как они выглядят, на кого похоже?

– Это такие же люди, как мы с тобой. Почему им обязательно надо быть другими? Конечно, в тех мирах живут не только люди. Одним из миров, имеющих, скажем так, общие грани с островом, является и мир треллобитов.

– Так они живут не здесь? – удивилась Саша.

– Да, они живут там, а здесь возникают, проходя через изломы между мирами. Ты верно догадалась, они чувствуют воображение, чувствуют колебание реальности. Они охраняют целостность и неизменность реальности этого острова. Мир острова для них подобен ровной глади озера, а любые сильные мысли, создающие что-то из ничего, как рябь и волны на этом озере. Для них эти волны отклонение от правильной гладкой чистоты и ровности, нарушение, неправильность, нестабильность. Это очень их раздражает и пугает. Они тут же бросаются выправить, сгладить, и забирают, того, кто это делает.

– Куда?

– В свой мир, конечно.

– Они забирают только детей? Почему только детей, а взрослых не трогают?

Артём пожал плечами:

– Потому что у детей самое сильное воображение. Они творят и выдумывают целые миры. А вырастая, человек забывает, как это - мечтать по-настоящему, погружаясь во взрослые дела и заботы.

– А что делают треллобиты с детьми у себя в мире?

– Они погружают их в вечный сон своим печальным пением. А потом спящие тела укладывают на дно больших прудов в недрах холодных пещер. Так треллобиты исправляют реальность, делают ее правильной и ровной, гася огонь мечтающих умов.

– О боже, – выдохнула Саша. – И они хотели сделать это со мной и Димой?..

– Да, если бы смогли утащить вас в свой мир.

Саша замолчала думая об этой ужасной вещи. Как страшно быть погруженным на веки вечные в сон на дно холодного озера.

– А люди, живущие в Береговом Луче, знают обо всем этом?

– Очень немногие. Треллобиты не любят показываться взрослым на глаза. Именно поэтому если ты рядом с другими людьми, ты в некоторой безопасности. Они не станут нападать сразу, они будут ждать удобного момента, когда ты останешься одна, чтобы схватить и утащить.

– Но как жители могут не знать о треллобитах, если дети пропадают? 

– Когда ребенка похищают треллобиты, родители не замечают пропажи. Треллобиты стирают всякие воспоминания о нем из умов его родителей и всех, кто его когда-либо видел. По ночам они появляются из темных углов в домах, и поют свою гипнотическую песню. Среди горожан ходят слухи и легенды, о существах, живущих в тени, но в это почти никто не верит. Потому что детей на острове не осталось, похищения перестали происходить, эти давние события забываются. Жители Берегового Луча уже забыли, что здесь когда-то было много детей, столько же, как на материке.

– Я не понимаю, почему детей не осталось, их забрали всех? Даже тех, кто не имеет такого уж сильного воображения?

– Нет, треллобиты никогда не трогали детей для них не опасных. Если бы они стали похищать всех детей, здесь бы тогда никого не осталось. Нынешние жители тоже были детьми, но их не трогали. Дети без сильного воображения вырастали, и спокойно доживали до взрослого состояния. Треллобиты похищают только тех, чье воображение развито довольно сильно, чьи грезы начинают воплощаться. А детей сейчас нет, потому что они просто перестали рождаться на острове.

– Да? А почему?

– Кузьмич говорит, что просто так сама природа реагирует на эту постоянную угрозу. Треллобиты начали похищать детей еще двести лет назад. Похищали их часто и помногу. Потом поколения за поколениями, стало появляться все меньше детей с воображением, а последние годы дети вообще перестали рождаться. Кузьмич говорит, что лет через пятьдесят остров просто опустеет, нынешнее поколение состарится и умрет, а нового уже нет.

– Это очень печально, – сказала Саша. – Здесь такое красивое место.

– Да, красивое, но пока существует проклятье, дети так и не будут рождаться.

– Может быть, если бы не это ужасное проклятье, сюда бы приезжало больше людей. И кто-то оставался бы жить постоянно. Если бы люди знали, что здесь оживают фантазии, многие хотели бы жить в Береговом Луче, – сказала Саша.

– Да, скорее всего так, – согласился Артём.

– Неужели нельзя как-то изменить все это? Как-то противостоять треллобитам?

– Никак, – проговорил Артём печально. – Это давнее проклятье острова.

– Чье проклятье, кто его наложил и почему?

Артём посмотрел на Сашу внимательно:

– Саша, зачем тебе все это? Тебя едва не забрали треллобиты. Тебе надо уговорить родителей и уезжать отсюда, срочно. Зря мы с Кузьмичом позволили тебе взять книгу и начать узнавать эти тайны.

– Но ведь на нас с Димой напали не потому, что я читала книгу. Они напали из-за нашего воображения. Они все равно бы напали рано или поздно. А книга спасла нас. Я поняла, что надо сделать, благодаря книге.

– Может и так. Но тебе надо уезжать, Саша. Сегодня же. И тебе и этому Димону. Вам очень опасно здесь находится.

– А тебе не опасно?

– Я привык, я бываю здесь каждое лето, все здесь знаю, и меня они не трогают.

– Почему? Потому что ты не здешний?

– Ну да… – Артём помолчал, смотря на волны прибоя, и добавил: – У меня нет воображения.

– Разве такое бывает? Ой прости, да, конечно бывает.

– Такого как со мной, может и не бывает. Но не важно. Тебе надо уезжать, Саша.

Саша это понимала, но что-то здесь ее притягивало и заставляло остаться. Она повернулась и посмотрела на маяк. Она почему-то не могла покинуть этот остров, бросив все, как есть. Не узнав даже тайны до конца. И оставить Артёма? Больше никогда его не увидеть? Нет, она не влюбилась, конечно же, просто… просто он ведь ее друг. Ей было жаль потерять такого друга навсегда. А еще, ей казалось, что можно что-то сделать, разрушить проклятье. Если в мире существует что-то подобное, как может быть так, что это нельзя разрушить?

От отеля к ним трусцой бежал Димон. Парень тоже хотел узнать у Артёма, что это были вчера за существа. Артёму, похоже, не очень хотелось посвящать в тайну еще одного человека, но Димон видел треллобитов собственными глазами, и отрицать не было никакого смысла. Старшему парню вкратце объяснили, что тут творится.

– Офигеть, надо драпать отсюда, ребята, – сказал Димон. – Вчера было весело, но в баню такое веселье каждый вечер. Следующую ночь мы можем не пережить.

– Я только что об этом же говорил Саше, – кивнул Артём.

– Малявка, надо убедить наших родителей, что здесь водятся чертовы гремлины, и сваливать!

– Ты что, опять забыл мое имя? И как, ты уже убедил своих? Я подозреваю, что вторая попытка тоже провалилась, не так ли? Не помогли даже вопиющие факты вида разрухи отеля.

Димон почесал затылок:

– Да-а… Папаня опять меня на смех поднял. Они с мамой вернувшись вчера, запросто слопали байку консьержа про тайфун.

– Я бы, наверное, могла убедить родителей, что для меня здесь опасно находится. Мама вроде бы и правда верит в это все. Ну, она вообще э-э… человек довольно широких взглядов. Может быть, я бы могла их убедить уехать отсюда и провести каникулы где-то еще, но я не хочу покидать это место так сразу, ни в чем не разобравшись.

– Да ты что? Ты с ума сошла, мелкая? Нас же здесь замочат!

Так бы они, наверное, еще долго спорили, если бы вдруг Саша не увидела, как на пляж величаво выходят большие белые медведи.

– Смотрите, – ахнула она.

Мальчики повернули головы.

– Офигеть, здесь точно водятся белые медведи! – прокомментировал Димон.

– Ой… а не опасно так вот стоять? Они, кажется, идут к нам, – проговорила Саша.

Артём протянул руку, успокаивая их:

– Не бойтесь, медведи острова совсем не опасны. Они очень дружелюбны.

– Что они тут забыли? – изумился Димон. – Не ты ли вчера говорил, что белые медведи не любят подходить к отелю?

– Не любят, но здешние медведи не совсем обычны. У них как бы вражда с треллобитами. Они их чуют. И вчера так много было медведей повсюду потому, что они почуяли треллобитов. А сюда они пришли, видимо, за тем, чтобы посмотреть, что тут такое случилось.

– О, а они правда умеют разговаривать? – воскликнул Димон.

– Нет, не умеют, – сдержанно ответил Артём. Кажется, он уже устал отвечать на этот вопрос.

Медведи подошли совсем близко. Их было трое, двое больших и один поменьше. Они были такие большие и спокойные. Черные добрые глаза разглядывали ребят не без любопытства.

Один нагнулся и стал нюхать Сашу, она испуганно отшатнулась, но Артем, смеясь, успокоил ее, и даже положил руку медведю на голову, погладив его.

– Не бойся, погладь, видишь, ему это нравится.

Саша с опаской протянула руку, и дотронувшись до переносицы медведя осторожно погладила. Тот довольно фыркнул в ответ и зажмурил глаза.

– Ух-ты, здорово! – воскликнула Саша, смеясь. – Ему правда нравится. Хороший мишка, хороший.

Димон, взиравший на эту сцену скептически, пробормотал:

– Я надеюсь, они не станут пытаться облизать нас? Ну как собаки делают, когда их гладишь.

Один из медведей повернул голову и взглянул на парня довольно умным взглядом, как бы говоря: «дурак что ли?»

– Ого, вы видели, как он на меня посмотрел? Он меня сейчас съест.

– Не бойся, они не едят людей.

Медведь напугавший Димона, тем не менее опять взглянул на него весьма выразительно, как бы соглашаясь, что да мол не едим, но для некоторых можем сделать исключение.

Димон попятился:

– Жуть какая, что он на меня так смотрит? Такое впечатление, что они обладают разумом.

– Все высшие животные обладают разумом в той или иной степени, разве нет? – пожал плечами Артём.

– Но эти обладают им, по-моему, как люди, – пробормотал Димон.

Да, глядя в эти умные черные глаза, Саша могла понять, почему маме показалось, что с ней разговаривали.

Стоило ей только подумать об этом, как она увидела, что от отеля бежит мама, причем даже без куртки, в этой совей дурацкой розовой футболке, с анимешкой, и в джинсах. Бежит и весело машет рукой на ходу. Саша даже не поверила своим глазам, поначалу.

– Белые мишки! Сюда пришли белые мишки! Здорово, мохнатые! – донесся крик мамы, и Саша поняла, что это не оживший плод фантазии, это действительно мама радостно бежит сюда.

– О боже, – пробормотала Саша.

Мама подбежала, отдышалась и весело поздоровалась:

– Привет, ребятки, гуляете? А я как увидела в окно, что вы тут с белыми медведями общаетесь, сразу же выскочила, я тоже хочу!

– Мы, мама, с ними не общаемся, мы их гладим, они не умеют разговаривать, – начала Саша, крайне смущаясь. Опять ее чокнутая мама шокирует друзей.

– Как это не умеют? Да вы меня разыгрываете! Да ладно, бросьте. Ну можно я тоже буду посвященной в вашу тайну? Что, неужели я такая старая уже для этого?! – Она оглядела внимательно всех трех медведей и бодро спросила: – Ну что, мохнатые, кто из вас вчера у меня попросил закурить, признавайтесь!

Медведи почти по-человечески переглянулись.

Мама внезапно бросилась на меньшего медведя, обняв за шею:

– Ну, мишка, давай скажи что-нибудь, я же знаю, ты умеешь, ну!

– Блин, мама, отстань от медведя! Не умеет он разговаривать! – воскликнула Саша.

– Да все он умеет, просто стесняется.

Медведь попался на редкость терпеливый и дружелюбный, другой уже давно откусил бы маме голову за такие фамильярности, а этот ничего, только растерянно моргал, и не зарычал даже тогда, когда мама, дергая его за голову, попыталась потащить за собой в отель, приговаривая, что должна непременно показать его папе, чтобы тот прекратил над ней смеяться.

– Мама! Мама, оставь медведя в покое! – Саша бросилась отдирать маму от бедного животного, опасаясь, что терпение медведя вот-вот лопнет.

Но мама и не думала сдаваться, она практически повисла на медведе

– Саша, не мешай, я знаю, он умеет разговаривать, и нечего притворяться. – Она стала жулькать большую морду медведя самым возмутительным образом, приговаривая: – Ну, скажи что-нибудь, давай, ну.

– Э-э, как пройти в библиотеку, – сказал вдруг медведь приятным баритоном.

У Саши попросту отвисла челюсть. У Димона вырвалось нецензурное слово.

Мама же удивленно моргнула:

– Чего? Тут что, библиотека рядом?

– Нет, – признался медведь, – Но вы попросили что-нибудь сказать, вот я и сказал. А теперь, девушка, завязывайте трепать мне морду.

Мама ошарашено отступила. Кажется, она и сама не ожидала настолько полного результата.

 А дальше всех удивил Артём, который всплеснув руками воскликнул:

– Ворчун! Как так? Так это ты вчера попросил у нее закурить? А мы с ног сбились, голову ломая, что за кретин это был!

– Ты что Артём? Я давно бросил. Это, наверное, опять этот недоумок Пушистик! Он как раз куряга, и к тому же, ты же знаешь, что он любит пугать туристов. Помнишь, как он в прошлом году почти довел до инфаркта бабулю из Германии фразочкой подобного типа? Я вижу эту ненормальную первый раз в жизни! Милая футболочка, дамочка. Это что изображение вашего духа хранителя?

– Нет, это чтобы врагов отпугивать, – пошутила мама.

Медведь, взглянув на нарисованную улыбающуюся мордашку с большими голубыми глазками, и открытым маленьким ротиком, и понимающе кивнул.

Один из двух других медведей, который выглядел более старшим, мудрым и спокойным, шумно выдохнул, и сел на землю, пробурчав напарнику:

– Расслабься, Коренастый, нас раскусили.

Упомянутый Коренастый, тоже сел, и зевнув, проворчал:

– Люди что-то пошли всё умнее. Я говорил, этому острову скоро придет кирдык. И то, что тут сразу два выдумщика объявилось, взболомутивших треллобитов не на шутку, яркое тому подтверждение.

Саша справилась с первым удивлением и, взглянув на Артёма, спросила:

– Так они все-таки разговаривают?

– Ну да, – Артём виновато улыбнулся. – Прости, но я не мог выдать тебе их тайну. Предполагалось, что белые медведи ревностно оберегают свой секрет от людей. Не мог же я разбалтывать не свои секреты.

– Ага, оберегаем, но у нас есть один чокнутый, по имени Пушистик, он вечно всех подставляет, – сказал Ворчун

– Чокнутые всех народов тянутся друг к другу, – пробормотала Саша, покосившись на маму, которая стояла, светясь счастьем.

– Артём, может быть, ты представишь своих друзей, раз мы так удачно здесь сегодня собрались? – спросил старший медведь, имя которого Саша пока не знала.

– Да… Я не подумал об этом. Это Саша, Димон, и…

– Ну, вообще-то Дима, а не Димон, – отчего-то засмущался Димон, своего имени. Или он не был уверен, что говорящим белым медведям надо называть измененный вариант имени, они ведь не поймут, а может, его смущало присутствие мамы.

– Хорошо, Дима, Саша, и ее мама.

– Женя! – приветливо помахала мама медведям.

– Да, э-э… и мама Женя, – договорил Артём. Потом он указал на трех медведей: – Ворчун, Шестипалый и Коренастый.

Шестипалым звали этого мудрого старшего медведя.

– Шестипалый? У тебя шесть пальцев? – отреагировала мама.

– Мама, это ведь не вежливо, успокойся уже, – одернула маму Саша.

– Мы пришли сюда, потому что знаем, что здесь вчера произошло, – начал рассказывать Шестипалый. – Мы, белые медведи, ненавидим треллобитов, они зло, с которым мы боремся.

– Значит, на острове все-таки есть кто-то, кто борется с ними? – спросила Саша.

– Да, – ответил медведь. – Но их куда больше нас, и они могут в любой момент явится из теней, а потом в них же исчезнуть. А мы не можем пройти в тени за ними. В прошлом, мы пытались защищать людей острова и их детей, но мы мало что можем сделать против этих ночных существ, кроме того чтобы отпугивать, и приходить на помощь, в каких-то случаях. Как видите, мы не смогли защитить до конца. Проклятье острова оказалось сильней, детей похитили всех, а родителей заставили забыть, и теперь, здесь уже не рождаются дети.

– Какое проклятье? Какие похищения? – встрепенулась мама.

– Потом, мама, я все расскажу, не мешай. Но вы продолжаете бороться? – спросила Саша у Шестипалого.

– Если это можно назвать борьбой, – ответил медведь. – Мы просто отпугиваем их, чтобы они держались подальше от города, но сейчас уже им тут и не зачем появляться. Туристы их не интересуют, а детей не осталось. Треллобиты давно не появлялись, до вчерашнего дня. Но я скажу тебе, девочка, сила твоего воображения столь велика, что всполошила их не на шутку.

– Моего? Только моего? Я думала Дима тоже.

– И он тоже, – кивнул Шестипалый. – Вы оба сотворили вчера здесь что-то невероятное. Вы оба сильны, но ты, сильнее.

– Класс, меня только что оскорбили, – всплеснул руками Димон.

– Шестипалый, не надо, зачем ты говоришь ей это? Ей лучше уехать, вмешался Артём.

– Ей самой решать. Кузьмич говорил, что поначалу ты сам привел ее в магазин, и она купила книгу.

– Это была случайность, я жалею об этом. Может быть, ничего бы тогда не случилось.

– Это случилось бы в любом случае, Артём, поверь старому мудрому медведю. Она художница, как только она вступила на этот остров она подверглась очень большой опасности. Как и фотограф. Туристы, не туристы, – треллобитам уже нет разницы, эти двое слишком сильно воздействуют на мир острова. Подумай, Артём, не бывает ничего случайного, отчего на остров приехали сразу двое? Художница и фотограф? Кузьмич сказал, что поначалу ты тоже придерживался мнения, что девочка не случайно взяла книгу, что же изменилось?

Артём покраснев, отвел глаза.

– Ну… просто… просто… Я не хочу, чтобы она пострадала, – добавил он совсем покраснев.

Димон закатил глаза и фыркнул.

Ворчун тоже понимающе захихикал, шепнув, но так что услышали все:

– Наш Артём кажется, втюрился, ребята.

Совсем став пунцовым Артём скомкано добавил:

– Просто поначалу я вообще не думал, что Саше будет угрожать какая-то опасность. Она же приезжая, я не знал… Я не хотел… Я просто подумал, а вдруг она та, которая сможет и… Я же не знал что они так…

– Это все конечно здорово, – вдруг оборвала его мама, став непривычно серьезной: – Но может, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит, и что за твари собираются похитить мою дочь?

– Мама, это сложная история, я потом расскажу, – начала Саша неуверенно косясь то на Артёма, то на медведей.

– В чем дело, Саша? Вчера ты готова была поделится со мной всем на свете, рассказывала про серых гремлинов, почему же сейчас не хочешь? Потому что, серые гремлины хотят похитить тебя? Расскажи мне, Сашенька, я твоя мама, я не дам тебя похитить. Пусть только попробуют, никаким серым гремлинам, не отнять у меня дочь! Я их в землю закапаю!

Саша понимала, что мама и правда закопает кого угодно, даже будь это волшебные существа из другого мира, но она просто боялась, что мама не разрешит ей остаться здесь. Увезет, с острова, и не даст узнать побольше. Тогда придется забыть и о тайнах острова, и о чудесных говорящих медведях, и об Артёме.

– Ладно мама, я расскажу, только обещай, что мы не уедем так сразу, даже не разобравшись, настолько ли велика опасность, и можно ли что-то сделать.

– А иначе ты не расскажешь?

– Нет, мама.

– Блин… Но, Саша, как я могу так вот пообещать? Я может немножко ненормальная, но не настолько, чтобы подвергать дочь опасности быть похищенной!

– Меня не похитят. Посмотри, сколько у нас здесь друзей, как меня могут похитить, я не верю в это. У нас получилось дать отпор целой толпе треллобитов.

– Хорошо, Саша, я могу пообещать, что не буду слишком быстра на выводы, но ты не забывай, у нас еще есть папа. Если он решит, что обязательно надо уезжать, то мне будет трудно его разубедить. Но я буду твоим союзником до последнего.

Саша рассказала все то, что ей только что поведал Артём, он сам помогал и дополнял ее рассказ.

Когда Саша закончила, мама проговорила:

– Значит, у нас есть время до наступления темноты, чтобы подготовится? А потом придут треллобиты?

– Да, – кивнул Шестипалый.

 

к списку глав>>

Категория: Волшебный Маяк | Добавил: ilterriorm (13.10.2018)
Просмотров: 221 | Теги: фантастика, волшебный маяк, Приключения, Сказка | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Купить мои изображения


Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0