Вторник, 26.09.2017, 03:02
| RSS

Каталог материалов

Главная » Статьи » Книги и рассказы » 14 инкарнаций Саны Серебряковой

Глава 1. Эксперимент.

– А потом, она перенесла нас в Африку… Ты веришь мне?

Дэн стоял с банкой пива в руках, облокотившись на перила, и разглядывал Сашу довольно спокойно, для человека, которому только что поведали совершенно невероятную историю.

– Ты рехнулся, Саня? Ты это серьезно? Верю ли я тебе? – рассмеялся, наконец, Дэн. – Что ты куришь? Это же надо навыдумывать такое! Или тебе привиделось?

– Что значит – привиделось? Я был там наяву и в твердой памяти! Деревянная машинка из школы стоит у меня на полке дома!

– Саня, ты бесподобен. Серебрякова, я слышал, не от мира сего. Но чтобы она могла телепортироваться? Если бы ты рассказал мне, что она может поднимать предметы взглядом, я бы еще рассмотрел, как версию. Но это?

– Ладно-ладно проехали. Но к слову, предметы она может взглядом даже творить, не то что поднимать.

– Проспись, Саня, серьезно. Тебе надо отдохнуть, физика тебя доконает.

Друг похлопал его по плечу и пошел в зал клуба, оставив Сашу на балконе. Он отпил пива, подумывая, не напиться ли как следует, но что-то ему не верилось, что это поможет вернуть сошедший с ума мир на место.

Подошел Толик.

– Ну ты-то хоть мне веришь? – спросил Саша с надеждой.

– Я всему верю, Саня, честно, Сана точно инопланетянка и эсперка. Может, и телепортируется, хотя это как-то, по-моему, чересчур… То есть… что, прямо взяла и создала светящийся голубой портал у тебя в комнате, как в мультфильмах?

– Я так и знал, что никто мне не поверит! Даже не знаю, зачем я всем разбалтываю эту дикую историю.

– Ты просто пьяный, Саня.

– Черт… надо же мне было с кем-то поделиться этим. Она и правда волшебница, кто бы мог подумать! А с кем поделится, если не с друзьями? Я знал что, меня оборжут, Толик, я совершенно был готов. Но просто… кому рассказать, если не друзьям? Это ведь самые близкие люди, которые всегда тебя понимают. Верно ведь, Толик?

– Конечно, Саня.

– Я надеялся, что хотя бы попробуют понять, прислушаться. Но нет… что у меня за друзья? Тут опять только ты, мой сраный оруженосец!

– Какие теплые слова Саня, я, прям, тронут. Я тебя не оборжал, и понимаю, а в ответ меня опять обзывают оруженосцем, да еще и сраным!

– Ну прости, Томас, но ты и правда оруженосец. Что теперь делать?

– Это у тебя первая банка пива, или уже вторая? Тебя прям на глазах растаскивает. Я не Томас, я Толик. Еще не забыл?

– Третья. На, забери, – Саша пихнул ему банку. – А то я подозреваю, что эта гребаная волшебница, не одобряет подобное времяпрепровождение.

– Что-то у тебя действительно случилось, никогда не видел, чтобы ты выхлестал столько пива за раз. Ты же называл его не благородным напитком.

– Я просто опасался, что от больших доз благородных напитков я улечу в подпространство. Да и мой кошелек опустеет.

– Не переживай, Саня, чтобы она с тобой не сотворила, я тебя не брошу.

– Вот, за это я тебя и люблю, Томас.

– Толик.

– Конечно, Томас. И не расстраивайся, что не выловил меня из реки в 1415 году. Как видишь, смерть, оказывается, вещь не такая летальная, как можно подумать. Да, я не увидел, как мы разгромили этих чертовых разодетых французиков, но, что ж, я могу прочитать об этом и в книгах. Тоже интересно.

– Простите, сир Джон.

– Что?! – опешил Саша.

– Э-э… Я не знаю, у меня просто вырвалась какая-то фигня.

– Блин, как так, Толик? У меня, чуть ли, не пятьсот друзей, и в Академии, и везде, а лишь с тобой я могу поговорить о чудесах, что со мной приключились.

– Только не надо меня опять обзывать оруженосцем, а то я обижусь.

Саша его не слушал, продолжая сокрушаться:

– Черт, я даже не могу позвонить своей девушке, потому что из-за твоей божественной Саны, у меня теперь и девушки нет!

– Карина вряд ли стала бы слушать, про невероятные события. Тут я согласен с Саной, тебе стоило давно с ней завязывать. Правда, лучше бы ты передал эту милашку своему лучшему другу, в знак благодарности за все заслуги. Если для тебя она глуповата, то, мне кажется, я бы нашел, как насладится другими ее… э-э… прекрасными качествами.

– Что? Сейчас не пятнадцатый век, чтобы награждать тебя девушками за заслуги. Охренел ты, Томас, с веками. Но что вы – сговорились? Чем плоха Карина? Я временами ее вспоминаю.

– Временами? Обычно так и делают, убитые горем парни! А ты не звонил ей еще раз, через пару дней, может она поостыла?

Саша на секунду завис.

– Черт, я забыл! – выпалил он.

Толик расхохотался:

– Да, Саня, это точно была вечная любовь!

– Как я мог помнить, когда творится такое? Да и пофиг на нее. Она же нашла себе какого-то мужика. А у меня теперь подружка, которая умеет летать и телепортироваться. Пошли из этого клуба, местная публика не доросла до чудес!

– Тебе бы надо уже домой, Саня. Пойдем-ка, я тебя провожу. А то… не ровен час, опять в реку свалишься. Сир Джон, блин.

Они вышли из клуба, узкая улица была темна и пуста. Саша почувствовал, что выпитое уже ударило в голову, и его слега пошатывает, он неловко ухватился за плечо Толика, чтобы не упасть.

Тот подхватил его за руку и повел неровным шагом:

– О… что-то тебя совсем разморило, брат, может такси вызовем? Идти-то далековато, а если тебя так замотало… У тебя деньги есть?

– Какие деньги? Я на мели.

– Отчего так?

– А, не знаю, не рассчитал. Туда-сюда. Сейчас вот в клубе спустил прилично. Боюсь, мой друг, Томас, на такси у меня нет, это совсем создаст дыру в моем бюджете. А где твоя машина?

– Я собирался пить, какая машина? Я рассчитывал, что меня подбросят. Но мы рано покинули вечеринку.

– Ах, простите.

– Да нет, я все равно собирался проваливать, неудачно подкатил к одной девчонке, она меня чуть из бокала не облила. Пора было скрыться.

– Ты безнадежен. А у тебя что, нет денег на такси? Я тебя все время кормлю, сделай другу приятное, – начал убеждать Саша.

– Ты не поверишь, я тоже на мели.

– Да ты вечно на мели! У тебя что, деньги вообще не держаться?

– Такой уж я.

– Хрен знает что, Толик. Кем тебя не сделай, все равно ты бедный раздолбай. Надо спросить у Саны, отчего ты такой оболтус!

Сзади раздался звонкий голос:

– Водится вечно с другим оболтусом, поэтому за последние полторы тысячи лет ничему не научился.

Саша воскликнул, оборачиваясь:

– О, и правда, зачем нам такси, наша чудесная подружка нас сейчас подбросит!

За их спинами стояла Сана в коротком синем пуховичке. Впрочем, тот был небрежно расстегнут, под ним угадывалось какое-то красное платье, и сверкали совершенно голые колени в сапогах.

– Ой! Как ты тут очутилась! Я не слышал, когда ты подошла! – воскликнул Толик.

Бедняга был не на шутку перепуган. Еще бы – превеликая Сана собственной персоной на расстоянии вытянутой руки от него.

– Я просто перенеслась, – сообщила Сана, улыбнувшись.

– А? Телепортировалась? – уточнил Толик с запинкой.

– Перенеслась. Телепортация – это идиотизм. Ну, если, конечно, вас развлекает, разбирать себя на атомы, а потом снова собирать, то всегда пожалуйста.

– Ты что, правда, можешь телепортироваться? Санёк, она что серьезно? – обеспокоенно переспросил Толик, вертя головой.

Сана устало вздохнула:

– Почему никто мне вечно не верит? Вот за этим и приходится устраивать всякие спецэффекты! Если бы я возникла во вспышке света прямо у вас на пути, этот глупыш не сомневался бы. Но я, напротив, не хотела создавать излишнего ажиотажа, тихо возникнув за спиной, а все равно фурор!

– Надо было тихо возникать в пятидесяти метрах отсюда и выйти из-за угла с видом, что ты как бы случайно прогуливалась неподалеку, – заметил Саша.

– Интересная идея, я учту.

– Вы меня разыгрываете? – все еще ничего не понимал Толик.

– Ах, малыш, я вполне могу телепортироваться, это так, – проворковала Сана, к большому удивлению Саши, протянув руку и взъерошив Толику волосы. Тот так и оцепенел в священном ужасе.

Сана, не обращая внимания, обошла его, направившись к Саше и разглядывая его как-то грустно и снисходительно, проговорив:

– Удручающее зрелище.

– О, ну вот, что я говорил, Толик? Сана не одобряет, – буркнул Саша.

Сана вздохнула:

– Да мне до лампочки, Саша, о чем ты? Бремя разумного сознания, порой так давит на вас, беспомощных созданий, поэтому вам требуется что-то, что низвело бы это думающее сознание до каких-то простых животных форм, только и всего.

Саша воззрился на Толика:

– Это она меня сейчас что, завуалировано обозвала животным?

Но друг ничего не мог ответить, глядя на Сану квадратными глазами и, как будто, находясь на грани побега.

– Господи, Толик, выдохни уже, что ты так ее боишься? Она бывает мила, когда не обзывает концом карандаша или еще чем в том же духе.

– Ах, спасибо, Саша, – поблагодарила девушка.

– Сана, скажи ему, что-нибудь, а то он, по-моему, боится дышать.

– Не бойся, ведь ты меня подсознательно всегда помнил, не так ли?

– Я… э-э… – выдавил Толик.

– Как это – помнил? – не понял Саша.

– Не важно, – сказала Сана и положила Толику руку на плечо, мягко проговорив: – Я тебе ничего не сделаю, малыш, успокойся. Даже если я волшебница, это же не делает меня страшной, правда?

– Ну нет, наверное, – кивнул Толик неуверенно, но вроде успокоился.

– Ты в пуховике? – поинтересовался Саша.

– Ну так холодно же.

– Неужели?

– На самом деле, я не собиралась здесь появляться и читать нотации, как ты воображал. Но меня посетила одна идея, а у тебя как раз подходящее состояние для этого. К тому же вам все равно требовалась помощь.

– У меня состояние, тянущееся ко сну.

– Вот именно этим мы и займемся, – загадочно улыбнулась Сана.

Толик удивлено ахнул, но тут же стушевался, когда девушка на него коротко оглянулась.

Саша проговорил:

– Не знаю, Сана, на что ты намекаешь, но если ты телепортируешь нас с этой промозглой улочки, туда, где теплее, я на все согласен.

– Нас? Твой дружок нам не понадобится, и я бы даже сказала, будет немного лишним. Я рассчитывала оставить его здесь.

Толик опять ахнул, на этот раз с некой робкой претензией на обиду.

Саша возмутился:

– Сана, имей сердце, на дворе практически ночь, холод, как мы можем оставить здесь Толика? Только не надо телепортаций, ты же повредишь ему психику!

– Я думаю, твой друг куда больше подготовлен к чудесам, чем ты думаешь. Особенно в моем исполнении, – выдала Сана загадочно и стала рассматривать Толика оценивающе, как будто прикидывая, как бы половчее запустить его в небо.

– Вы знаете, а может я лучше пойду? – сообщил Толик, очевидно, предчувствуя недоброе.

– Нет-нет, никуда ты не пойдешь. Саша прав, уже поздно, а живешь ты вообще на другом конце города.

– О… она даже знает, где я живу, – выдохнул Толик.

– Глупо было с твоей стороны не подумать, как будешь возвращаться, Саша-то мог бы и пешком дойти, здесь не далеко, – продолжила наставлять Сана.

– Прости, я не хотел! – выпалил Толик.

– Вот всегда ты так. Ну-ка закрой глаза. Сейчас окажешься дома, не удивляйся ничему, я многое умею, ты же знаешь. И просто ложись спать. Хорошо?

– Да, Сана.

– Вот и славный мальчик.

Толик закрыл глаза и исчез, как будто его тут и не было.

Саша поглядел на Сану прищурившись:

– Что-то я не понял. Вы что, знакомы? Ты разговаривала с ним как-то… Странно…

Сана пожала плечами:

– Может и знакомы, но он все равно не помнит. Нам тоже пора, а то все вероятности указывают на то, что еще тридцать четыре секунды на этом ветру, и ты заработаешь простуду, что совсем нам некстати.

Девушка взяла его руку выше локтя, легонько подтолкнув, и Саша обнаружил, что они уже в его квартире, а свет включился сам собой.

– А где голубенький портал? – спросил он.

– Ох, да сдались тебе эти спецэффекты?

– А что будет с Толиком? Ты просто телепортировала его, оставив разбираться, что это было?

– С ним все будет в порядке. Он, с одной стороны, существо простое, и не склонен зацикливаться на необъяснимых событиях, а с другой, человек куда более открытый, поэтому примет все как есть. Он давно чувствовал, что я обладаю магией.

– Толик что, какой-то особо чувствительный?

– Не отвлекайся. Раздевайся, и ложись в кровать.

Саша засомневался:

– Пусть я слегка пьян, но ты же понимаешь, что я не могу не спросить – а что это ты затеваешь? Что-то мне подсказывает, ты предлагаешь лечь вовсе не затем, зачем можно было бы подумать в такой ситуации.

– Ну… – Сана задумчиво постукала пальчиком по губе, – может, я полежу рядом с тобой. Я пока не решила, как лучше сделать. Как-то, хм… мне тоже надо будет погрузиться в сон, а делать это на стуле или полу будет, наверное, не очень удобно…

– Слушай, ну ты меня вообще заинтриговала! Ты не захватила с собой пижамку? Я не пущу тебя в кровать в одежде! А если ты ляжешь рядом со мной без одежды… Ух, черт, Сана, я думаю, я не смогу уснуть. Предупреждаю, будешь приставать, я сегодня за себя не отвечаю. Сестренка ты там, не сестренка.

– Поумерь свои эротические фантазии. Могу материализовать пижамку, а могу разместится и на стуле. Существу моего уровня для вхождения в сон можно прибывать в любом положении, даже лететь по воздуху. Но в кровати, конечно, было бы естественней, и на твой мозг это повлияло бы умиротворяюще.

– Ты как-то мало имеешь представления о моем мозге, если думаешь, что девушка в моей кровати повлияет на меня умиротворяюще.

Сана пихнула его в кровать:

– Давай, раздевайся, а я схожу сделаю тебе чай.

– Даже не знаю, и за что мне сегодня такое счастье?

– Вероятно, мне надо все-таки пояснить, чем мы сейчас займемся, – сказала девушка, сев на стул перед ним.

– Точно, а то я уже почти снял штаны, а ты только вспомнила об этом!

– Я подумала о том, что стоит совершить небольшое путешествие по твоим прошлым жизням.

– Что, прямо сейчас? А что вдруг?

– А почему бы и нет? – пожала девушка плечами. И, вздохнув, призналась: – На самом деле, я хочу изучить природу нашей связи. Как мы недавно выяснили, реинкарнации у нас разные. Я хочу узнать о тебе побольше и увидеть твои прошлые жизни своими глазами. Ну и тебе будет полезно, ты узнаешь свои отрицательные и положительные качества.

– Сана, давай не будем в этот чудный вечер употреблять таких мудреных слов! Может, создашь шампанское? Бокалы у меня есть.

– Знаешь что, только природное чувство такта…

– Что природное? У тебя?..

– И некоторая прагматичность удерживают меня от того, чтобы не устроить тебе экстренное протрезвление. Видишь ли, мне настраиваться на твои прошлые жизни не так легко, ты создание довольно отличающееся от меня.

– Кто бы мог подумать, правда?

– Поэтому, чтобы лучше войти в твое прошлое, стоит это делать через твое сознание, причем во сне. А то, что ты накачался низкопробным спиртосодержащим напитком, неожиданно оказалось кстати.

– Почему это?

– Если пережитое будет казаться пьяным сном, то не перевернет все в голове.

– Ты перевернула мне все в голове вчера, когда открыла здесь чертов портал в Париж, подруга. Поздно беспокоится о моем самочувствии.

– Помнишь, какой эффект на тебя произвело, когда ты вспомнил себя китайской принцессой?

– Еще бы.

– А почему так? Я тебе скажу. Ты привык видеть себя парнем, двадцати лет, студентом-физиком, и вдруг, видишь влюбленной девушкой пятьсот лет назад, уже нужна определенная гибкость.

– Пожалуй, что так.

– Рыцарь не слишком отличался от тебя сегодняшнего, это тебе было легче принять. И, в общем, эти две жизни ты переварил, но что-то другое может подействовать на тебя ошеломляюще. Есть, также, вещи, которые тебе будет трудно вспомнить самому, ты слишком изменился и сейчас уже другой.

– Когда мы завалимся под одеяльце, красавица, сколько можно философствовать?

– Сон всегда остается сном. Во сне ты можешь быть хоть маленькой поющей снежинкой выписывающей круголя на поверхности гладкого озера…

– Ну ничего у тебя примеры…

– Мы уснем, и во сне, настроимся на твое прошлое, увидев его как бы со стороны.

– Так я и знал, что сегодня ты все сведешь к чему-то вроде совместной медитации у меня в кровати. Ты стала такой предсказуемой Сана. Но надеюсь, будет интересно.

– Будет. Продолжай раздеваться, а я схожу за чаем, уютная домашняя обстановка поможет легче ввести твой мозг в нужное состояние.

– Мне кажется, если ты в этом коротком платьишке присядешь ко мне на колени, и мы выпьем пару бокалов шампанского, мой мозг войдет в нужное состояние в два раза быстрее.

– Бокал шампанского, скорее приблизит твой мозг к отмиранию некоторых достаточно полезных групп нейронов, чем к нужному состоянию. И ты-таки напрашиваешься на лекцию. Привычка прятаться от сложностей реальности давая себе по голове, Саша, само по себе ведет к постоянному затуманиванию этой самой головы, что, ну, по меньшей мере, немного неудобно для жизнедеятельности, не так ли? Если, конечно, ты рассчитываешь вести жизнь чуть посложнее орангутанга.

– Черт, Сана, теперь мне вообще расхотелось, что-либо пить! Но я все жду, а когда ты начнешь раздеваться. Не стану скрывать, наблюдение за этим, станет для меня не менее волнующим переживанием.

– Правда? – Сана даже чему-то обрадовалась. – Я схожу за чаем, – сказала она, поднявшись со стула.

Девушка скрылась за дверью.

– Эй, а ты знаешь, где у меня, что лежит на кухне? Может тебе все-таки помочь? – крикнул Саша.

Но она неожиданно вернулась, с чашкой дымящегося чая в руке и в какой-то розовой пижаме.

Саша с недоверием разглядывал девушку, когда она подала ему чай, и спросил:

– Ты в курсе, что не прошло и трех секунд, когда ты вышла за дверь. Ты даже не успела бы дойти до кухни за это время, не говоря уже о том, чтобы подогреть чайник, сделать чай, и переодеться!

– Скорее всего, так.

– И к чему тогда этот балаган? Могла бы колдовать у меня на глазах. Меня ведь уже ни чем не удивишь.

– Ну, должна же быть какая-то естественность.

– Естественность?

– Если я отвыкну хотя бы иногда изображать обычную девушку, то могу где-нибудь прилюдно напортачить, чем введу в несказанное удивление всех окружающих.

– Да ты и так вводишь. Постояла бы там, хотя бы минут десять!

– Пей чай, и не болтай, тебе надо успокоиться, выровнять мозговые волны.

– Ты шутишь? Не представляю, как это сделать, если ты втираешь мне заумности.

– Я помолчу.

Саша смерил ее взглядом. Лег в кровать, накрылся одеялом, стал пить чай. Открыл было рот, но девушка тут же оборвала его:

– Ни слова, просто пей чай и дыши ровно.

– Да ты шутишь, Сана, когда ты сидишь тут рядом в розовой пижаме, и созерцаешь меня, как натуралист лягушку, я должен дышать ровно?

– Я рассчитываю, что алкоголь в твоей крови начнет действовать усыпляюще, до сих пор этому мешало твое возбужденное состояние от прогулки по холоду и разговор со мной.

– Если бы, только прогулка и разговор, Саночка.

Она не отреагировала, просто сидя и наблюдая с легкой улыбкой, как бы говоря – у меня полно времени и терпения. Саша отпил еще чая, уставившись в потолок, потом еще. И вроде бы тело стало наливаться теплом и безмятежностью.

Сана как будто почувствовала это, поставила чашку на стол, и… осторожно перебравшись через него, легла рядом. Саша отметил, что не чувствует никакого аромата духов и вообще искусственных цветочных запахов, просто неуловимая свежесть.

– Я думал, у тебя будет пижама в мишках, – брякнул он.

– Тебе нравятся пижамы с мишками? В следующий раз учту.

Она скользнула под одеяло, шелковистая пижама прижалась к ноге и боку.

– Черт, Сана, должен тебе сказать, что я сейчас могу снова прийти в возбужденное состояние.

– В самом деле, ты что такой озабоченный? Я же практически одета, и просто лежу рядом.

– Толику бы хватило, чтобы сразу улететь в рай.

– И кровать у тебя достаточно широкая, чтобы уместиться вдвоем, так что…

– Ну так, кровать бралась в расчете на двоих-троих – жизнь студента полна неожиданностей. Правда, не ожидал, что окажусь здесь с какой-то богиней мультиреальности. Но мне кажется, если я потрогаю тебя за ляжку – ты сразу сломаешь мне руку. Вот в чем трагичность ситуации.

– Настройся на рабочий лад, Саша! Мы здесь не просто так прилегли, а для серьезного дела. Закрой глаза, дыши глубоко. Так, все задолбал, я выключу свет и тебя заодно!

Свет погас и сознание Саши, тоже вслед за ним.

 

 

Категория: 14 инкарнаций Саны Серебряковой | Добавил: ilterriorm (08.04.2017)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Купить мои изображения


Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0